Жюль Паскин (Юлиус Пинкас aka)

1885 1930
(Bulgarie) 1885 /   (France) 1930

Будучи подростком, Паскин решает покинуть родительский дом, чтобы изучать живопись и повидать мир. Его отец, могущественный представитель Императора Австрии и богатый торговец зерном, очень недоволен намерениями своего молодого сына. 

Управляющая одного публичного дома в Бухаресте пробудила интерес Паскина к живописи. Она поддерживает его желание рисовать, говорит ему о Тулуз-Лотреке, о Дега и  уговаривает его поехать в Париж. 

Но маленький Пинкас отправляется в Вену в 1903м году. Он посещает занятия академии живописи и знакомится с Георгом Гроссом. 

В 1904м году в Мюнхене он общается с Паулем Клее,  Василием Кандинским и Альфредом Кубиным. В течение пяти лет он работает карикатуристом в немецком юмористическом и сатирическом журнале Симплициссимус; под влиянием отца он берёт имя Паскин. 

Заехав в Берлин, Паскин приезжает в Париж 24 декабря 1905го года; он принят завсегдатаями кафе Dôme: Рудольфом Леви, Вальтером Бонди и торговцем Анри Бингом, который знакомит его с Герминой Давид. Она учится у Жан-Поля Лорена в Академии Жюлиан и рисует миниатюры на слоновой кости.

В 1908м году Паскин записывается в Академию Матисса. Он посещает Лувр и уделяет особое внимание живописи 18го века: Ватто, Фрагонар, Грёз и  Буше.

В 1910м году он знакомится с Люси Видил, моделью в Академии Матисса. Он просит её позировать в его мастерской и быстро влюбляется в девушку. Основной доход Паскин получает от сотрудничества с журналом Симплициссимус. Он известен своей щедростью; его праздники пользуются популярностью: на них можно встретить Андре Варно, Андре Сальмона, Андре Дерена, Кислинга. Они устраивают «бомбу», так они назвали свои весёлые праздники. 

В 1913м году Паскин посылает свои рисунки на Armory Show в Нью-Йорк и получает известность среди торговцев; это его первый контакт с Америкой.

В самом начале войны, в 1914м году, он отказывается от контракта с немецким издательством, оставляет свою мастерскую, уезжает в США и устраивается в еврейском квартале Бруклина. Он встречает бывших завсегдатаев кафе Dôme Макса Вебера и Мориса Стерна, которые вводят его в нью-йоркский авангард. Он привёз с собой рисунки обнажённой натуры, которые шокируют пуританскую Америку того времени. Он знакомится с одним из своих будущих коллекционеров Джоном Кинном и критиком Генри Мак Брайдом. Гермина присоединяется к нему через год; каждую зиму пара путешествует в Чарльстон, в Луизиане, и на Кубу, откуда Паскин привозит серию акварелей. Паскин продолжает связь с Люси через постоянную переписку.

Паскин, получив американское гражданство и женившись на Гермине, возвращается в Париж в 1920м году. Он находит Люси, которая к тому времени вышла замуж за норвежского художника Пера Крога и родила Ги Крога. Паскин устраивается в доме 3 по улице Жозеф Бара, где уже живут Кислинг и Зборовский.  Его легко узнают по его легендарному котелку. По дороге между Монпарнасом и Монмартром он частенько захаживает в бордель «Красивая Курица» на улице Блондель.  Он часто организует вечеринки и принимает активное участие в ночной жизни Парижа вместе с  Франсисом Карко, Пьером Мак Орланом, Андре Сальмоном, Полем Мораном, Фудзитой и знаменитой Кики. Манн Рей представляет Паскину Макса Эрнста, с которым он разговаривает ночи напролёт. В тоже время он знакомится в кафе Select с Сутиным. Юки Деснос рассказывает в своих «Откровениях»: «Каждый из нас выпивал добрую десятку виски». Несмотря на всё это, два художника так и не стали друзьями (…). Сутин сказал Паскину в момент расставания: «Не думайте, что я не ценю Вашу живопись. Ваши маленькие женщины меня очень возбуждают». «…Я запрещаю Вам возбуждаться перед моими женщинами, мосье», ответил взбешенный Паскин. Затем он добавил: «Я сын божий. Несчастье тем, кто меня не любит». Сутин был славянского происхождения, и поэтому суеверен. Он кинулся к Паскину, пожимая его руку: «Но я Вас очень люблю, Паскин, будьте уверены, я Вас очень люблю». И он исчез в ночи.

В 1921-1922х годах Паскин оставляет Гермину и устраивается на бульваре Клиши, в доме 36.

Паскин был чувствительным и чувственным мужчиной, как и его живопись. Всю жизнь он рисует женщин: Кики, Аиша, Жаклин Годар, Зниа Пишар, сёстры Пермуттер, Жюли Люсь… Часто организуются пикники, на которых собираются Гермина Давид, Люси и Пер Крог, маленький Ги и компания моделей.

В 1920-30х годах Паскин путешествует по Северной Африке, Европе и США. В 1924м году, в компании художника Абдула Вахаба, он посещает Тунис. В 1926м году он подумывает обосноваться в Палестине, но в Каире поворачивает обратно и возвращается в Париж через Тунис; он везёт множество рисунков, сделанных во время путешествий. 

В 1924м году братья Лоеб торжественно открывают свою галерею выставкой Паскина. Пьер Мак Орлан составляет предисловие к каталогу этой выставки.

31 марта 1925го года, в день своего сорокалетия, Паскин приглашает своих друзей к Дагорно: Люси, семьи Сальмонов, Варно, Дарделей, Берт Вейлл.. Однажды, во время банкета в часть Андре Варно, между Паскиным и Галтье-Буасьером, директором газеты Crapouillot, возникает разногласие. После этой бурной ссоры Галтье-Буасьер пишет в своей газете: «Пусть г-н Паскин закроет рот и вернётся в свои пенаты в Болгарию. Мы лишимся его милых рисунков, но быстро найдём, чем утешиться». 

В 1927м году Паскин возвращается в Нью-Йорк, чтобы урегулировать свои дела; Люси едет с ним.

С 1927го по 1930й годы Паскин в депрессии, он всё больше пьёт и прожигает свою жизнь. В 1927м году Флештейм организует выставку в Дюссельдорфе и заказывает ему свой портрет. В тоже время Паскин подписывает контракт с Галереей Бернхейм, которая обязует его писать «жемчужную» обнажённую натуру.  

Паскин всю жизнь любил Люси. Их история любви трагически обрывается 2 июня 1930го года. Паскин кончает жизнь самоубийством в своей мастерской; он перерезал себе вены, написав кровью на двери «Прощай Люси», и повесился. Он оставил завещание, предав всё свое имущество Люси и Гермине.

7 июня 1930го года галереи искусств Парижа закрылись в знак траура; более тысячи человек сопровождали похоронный кортеж до маленького кладбища на Монпарнасе. Раввин прочитал молитвы и повторил несколько раз: «Мир глазам его». После смерти Паскина Гермина и Люси поддерживают друг друга и сохраняют отношения.