Антон Приннер

1902 1983
(Hongrie) 1902 /   (France) 1983

Отец Анны Приннер был главным бухгалтером. У неё было три брата. В 1920 году Анна записалась в Школу изящных искусств Будапешта, где её называли "L’Etrange" ("Странная"). В 1926 году две её картины были по ошибке представлены в музее изобразительных искусств и имели значительный успех.

Она навсегда покинула Венгрию и в 1927 году переехала в Париж. В это время её ещё звали Анна, и у неё были длинные волосы. Во Франции она решила "стать мужчиной", назвалась Антоном, стала одеваться как мужчина и курить трубку. В 1928 году, забросив свою художественную деятельность, она посвятила себя оккультным наукам, эзотерическим доктринам и мистической философии.

Она перебивалась мелкими заработками (например, карикатурист в ночных клубах, где она работала со своим другом художником Арпадом Сенешем). В 1930х годах она изучала гравюру в мастерской Стенли Уильяма Хейтера. Работала над барельефами, затем горельефами и изучала техники скульптуры. Её первые персональные выставки прошли в 1942 году у Жана Бюше и в 1945 году у Пьера Лоеба. Во время оккупации она делала рисунки пером.

Приннер прятала в своей мастерской художника Александра Хеймовица с ребёнком. После войны она проводила много времени в кафе "Select" в компании художников и скульпторов, среди которых был и скульптор Чаки. Общалась с братьями Лоеб и Пикассо, которые прозвали её "le petit pivert" ("маленький зелёный дятел") и "Monsieur Madame" ("Господин Госпожа"). 

В 1946 году художник и фотограф Эмиль Савитри сделал репортаж о Приннер в её мастерской на рю Пернети. В следующем году Приннер сделала иллюстрации к "Livre des Morts des anciens Égyptiens" ("Книга мёртвых Древнего Египта") для издателя Ж. Годе. Она заинтересовалась египетской цивилизацией.

В 1950 году она устроилась в "Tapis Vert" ("Зелёном ковре") в Валлорис, хотя друзья отговаривали её. Хозяин мастерской эксплуатировал её; Приннер был ограблена. Она оставила скульптуру и занялась живописью. В своей биографии она написала: "Я хочу делать вещи, которые никому не нравятся, чтобы у меня их не украли".